Оцените данный материал


Пожалуйста, оцените данный материал. Нам очень важно ваше мнение.
Голосование Форма для голосования:
Проголосовало: 17
Средний рейтинг материала: 4.6
Слово и дело: к вопросу о толерантности в языке и в обществе - Наши статьи - Каталог статей - Домик детства
Главная | Регистрация | Вход | RSSСуббота, 23.03.2019, 04:22

Школа волонтера
Анкета слушателя
Пособие волонтера
Анкета слушателя
Категории раздела
Наши статьи [33]
Важное
Главное меню
Задайте вопрос!
300
Кто в домике живет

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Наши статьи

Слово и дело: к вопросу о толерантности в языке и в обществе

I. Ретроспектива.

 

В 2008 году была опубликована статья Валентины Морозенной «Инвалид или инакоодаренный?». Этот текст стал реакцией автора на попытки внедрения принципов политкорректного языка в сферу номинации людей с ограниченными возможностями здоровья. Сама автор – инвалид, поэтому проблему воспринимает очень лично, эмоционально, вне отчужденной рефлексии. Если резюмировать, то автор скорее отстаивает традицию называть инвалидов – инвалидами, ссылаясь при этом на исконно русские традиции, смыслы и контекст употребления этого слова. Валентина видит «американизацию всего вокруг» в попытке найти нейтральный синоним слову «инвалид», а вместе с этим – потерю памяти о культурных корнях. Так как статья изначально была написана для православного издания, автор уделяет большое вниманию библейскому контексту номинации, в соответствие с которым признание себя немощным, слабым (именно эти эпитеты, по мнению автора, сопровождают определение «инвалид») нормально, оно уравнивает всех людей перед лицом Божьим. Кроме того, в своей статье Валентина Морозенная описывает свое отношение к синонимам «человек с ограниченными возможностями» и «инакоодаренный» (слово, которое в то время предлагалось для широкого использования вместо слова «инвалид»): инакослышащий, инаковидящий и т.п. Оба варианта автор не принимает. Будучи в то время редактором отдела критики художественно-публицистического журнала «Новая литература» www.newlit.ru, где работа Валентины также была опубликована, я написала рецензию на эту статью, после чего завязалась дискуссия между мной и автором. Впрочем, касалась она уже не столько вопросов номинации инвалидов. Но именно с этой статьи, возможно, и начался мой пристальный интерес к проблемам людей с ограниченными возможностями здоровья. Сегодня Валентина Морозенная – одна из авторов литературной площадки предстоящего фестиваля «Социоарт», и по прошествии четырех лет я попросила ее вновь дать свое видение сдвигов в вопросе номинации инвалидов:

 

«Эта статья мною была написана в 2008 году. Прошло четыре года. В отношении нас, инвалидов, в обществе, конечно, что-то начало меняется в лучшую сторону. Но как-то всё идет с таким трудом, очень многое, как и раньше, необходимо только долго и упорно пробивать, чтобы получить то, что полагается по закону. И, может быть, тема данной статьи уже не так остра и актуальна, как другие животрепещущие, которые касаются насущных проблем нашей повседневной жизни. Да и нас самих теперь называют чуть иначе. Мы не просто «люди с ограниченными возможностями», а  с прибавкой «люди с ограниченными возможностями здоровья» или «человек, имеющий ограниченные возможности жизнедеятельности». Вроде правильно и так оно и есть. Но как-то громоздко и неуклюже… Скорее всего, это приемлемо лишь где-то в официальных бумагах, при издании законодательных актов, в гос.учреждениях и т.п.

В последнее время появилось ещё одно определение -  «люди\дети с проблемами в развитии». Последнее к детям-инвалидам, пока они познают мир и изучают школьные науки, ещё как-то приемлемо. И то не ко всем. Думаю, что по отношению к ребёнку, у которого, например, нет ног, или они парализованы, а умственные способности даже выше, чем у сверстников (что встречается не так уж и редко), такое определение звучит странно и в какой-то мере даже оскорбительно. А уж по отношению ко взрослому и уже сформировавшемуся человеку с какими-то проблемами в здоровье – тем более нелепо… Значит, эту статью четырехлетней давности ещё рано списывать в архив».

 

Кроме того, Валентина Морозенная написала к своей статьей 2008-го года постскриптум образца года 2012-го, но к нему, полностью соглашаясь с авторской логикой, я бы хотела обратиться в конце своего доклада.

 

II. Мнение самих людей, способ именования которых мы обсуждаем.

 

Почему в своем докладе я опираюсь на статью Валентины Морозенной? Потому что считаю бессмысленными отвлеченные дискуссии и выборы слов. Спросить надо у тех людей, способ именования которых мы обсуждаем. Вот с какими мнениями приходилось сталкиваться мне…

Во время недавней репетиции сценической постановки для фестиваля «Социоарт» с воспитанниками Самарского молодежного пансионата для инвалидов я проговаривала, как буду представлять артистов, и на мою реплику о том, что «сценку покажут ребята из пансионата для инвалидов» из-за ширмы послышались голоса: «Мы не инвалиды». Позже я расспросила девочек, почему они так отреагировали, ответ был предсказуемый: «У нас руки-ноги есть, мы сами ходим, за собой ухаживаем, значит, мы не инвалиды». Однако другая воспитанница, присутствовавшая при этой беседе, напротив, стала рассуждать, что даже если руки-ноги на месте, но что-то другое случилось, «что-то в голове», то тоже называют инвалидом. Это молодые люди с умственными диагнозами.

Готовясь к этому круглому столу, я читала ветки обсуждений на нескольких форумах инвалидов, где затрагивался вопрос номинации. Конечно, мнения разные, но чаще всего наиболее приемлемым считают именно слово «инвалид», другие же слова зачастую встречаются с неприятием или иронией. Вот некоторые из мнений.

«Инакоодаренный»?

  • «Может там кто-то и одарён, пусть даже инако, только я обычный инвалид по слуху. И никаких  даров от природы, кроме тех что «положены» человеку, у меня нет. Я не хотел бы СЧИТАТЬСЯ инакоодаренным. Звучит, как диагноз».
  • «"Инакоодаренный” - звучит фальшиво, льстиво и приторно, на мой взгляд».

«Инакоодаренный» или «человек с ограниченными возможностями здоровья»?

  • «Лучше уж быть лицом с ограниченными возможностями здоровья. ЛИСОВОЗом, то бишь».

«Инвалид» или «человек с ограниченными возможностями»?

  • «При слове «инвалид» сразу представляется старенький немощный человек. Сразу возникает стереотип - молодой не может быть инвалидом. Второе понятие, имхо, более толерантное и обтекаемое. И как раз более понятное с точки зрения русского языка».

 «Инвалид»?

  • «Слово «инвалид» в русском языке всегда носило уважительный оттенок».
  • «Давайте не будем лукавить и кривляться. Что мы есть, то мы есть: инвалиды и лица с ограниченными возможностями здоровья. Где-то в большей степени, где-то в меньшей. Уменьшить или увеличить сию "ограниченность" - вот и все, что нам доступно. Но полностью ее снять, увы, мы не можем».

Кроме того, нельзя исключать тот фактор, что зачастую люди с ограниченными возможностями здоровья – это люди глубоко религиозные, поэтому в рассуждениях о способах номинации нередко можно встретить такие формулировки, как «убогий», то есть человек «у бога, при боге», и даже «юродивый». В том числе, об этом пишет в своей статье и Валентина Морозенная.

 

«В православной традиции издавна убогий – это человек, который на особом счету у Бога, под особым Его присмотром, человек, на которого у Бога какие-то свои тайные планы. Помните, как сказал Господь о слепорождённым: это чтобы дела Божии на нём свершились. (Именно о слепорожденном, а не о каком-то инакорожденном или ограниченном в чём-то!) Что здесь обидного? Наоборот, берет оторопь перед почти непостижимой ответственностью за свою душу перед Создателем! Получается, что убогий должен быть сильнее в духовном плане, чем остальные, сознавая, что он всё время пред Богом, проводник какой-то Его тайны в этом мире».

Но в этом аспекте, как и во всем обществе, идет активная дискуссия скорее именно религиозного и светского мировоззрения, а не конкретных формулировок.

 

III. Мое мнение.

Конечно, за годы работы и общения с людьми, чьи возможности здоровья так или иначе ограничены, и к тому же будучи филологом по образованию и по сфере деятельности, я также не могла не обдумывать вопрос именования. Я разделяю мнение о том, что, например, формулировка «человек с ограниченными возможностями» дает слишком необоснованное противопоставление якобы безграничным возможностям остальных. Такой способ номинации, на мой взгляд, поддерживает одну из опасных иллюзий современности, о чем я писал в одной из своих статей:

 

«Пожалуй, одна из самых приятных иллюзий современного мира – это иллюзия безграничных возможностей. Всё подвластно современному человеку: овладеть любым знанием и навыком с минимальными затратами усилий и времени; переместиться в пространстве реальном и виртуальном за считанные часы, минуты, секунды; отменить не только геополитические, но и культурные, языковые, этнические и иные границы; и прочее, и прочее. Человек владеет временем и пространством, он – хозяин самой возможности, не говоря уж о своей собственной жизни». Но (…)«Всемогуща ли я, едва знакомая с  новейшими технологиями, не знающая абсолютного большинства иностранных языков, не умеющая управлять сложными машинами, демонстрирующая очень заурядные показатели в спорте? Я даже в математике до неприличия посредственна. Так о каких безграничных возможностях идет речь? Да, возможно, я неплохо справляюсь с выражением своих мыслей в слове, мне часто удаются кулинарные эксперименты, я обладаю некоторыми профессиональными и иными навыками, которые для других менее доступны. Но возможности мои, в целом, крайне относительны. И, к сожалению (или к счастью?), такая относительность вполне ограниченных возможностей истинна для абсолютного большинства представителей современного человечества».

 

Что касается вариантов «инакоодаренный», «человек с особенностями развития» и подобных, то мне кажется, что их искусственность и неуместное заигрывание с теми людьми, которыми их предлагается называть, вполне очевидны.

Я разделяю мнение Валентины Морозенной о том, что словосочетание «человек с ограниченными возможностями здоровья» - вполне объективно с содержательной точки зрения, но слишком громоздко с синтаксической точки зрения и официально со стилистической, что бы употребляться в повседневной речи.

Наиболее близким к собственному я считаю опять же мнение Валентины, которое она сформулировала уже сегодня, четыре года спустя после написания своей статьи, в постскриптуме:

 

«Последние год-два я воспринимаю определение «инвалид» совершенно спокойно и лишь как социальное определение для нас – людей, которым необходимы некие социальные гарантии, помощь и поддержка (хоть бы и небольшие) со стороны государства и общества. В личностном же плане – черты характера, деловые и творческие способности – мы никакие не особые!!! Люди как люди – со своими "+" и "-", взлётами и падениями… И соответственно хотелось, чтобы обращались к нам так, как и ко всем в нормальном обществе: девушка\парень, покупатель, читатель… Где знают, там по имени и отчеству. А различные спец.термины в названиях организаций, мероприятий – это удел деловых бумаг, различных служб, учреждений…  От этого тоже никуда не деться. Ведь должны они нас как-то специально обозначать для поддержки и оказания (нам же самим) помощи».   

Я разделяю мнение о том, что слово «инвалид» - это социальное определение, которое подразумевает вполне конкретные особенности как с медицинской, так и с юридической, законодательной точки зрения. Оно столь же универсально и, соответственно, обезличенно, как и другие соцхарактеристики. Например, я могу относиться к социальной группе «безработные», однако это не помешает мне работать и зарабатывать. Также и социальная характеристика «инвалид» не должна и не может отменять возможности самостоятельности, самореализации, таланта, профессионализма и подобных качеств. Каждый человек подпадает под несколько социальных характеристик, но при этом не идентифицирует себя полностью – ни с одной из них. Мы не называем друг друга социальными характеристиками, хотя все очень и очень отличаемся. Наверное, поэтому и люди, имеющие, в том числе, социальную характеристику «инвалид» (одну из прочих, но не единственную!) не хотят, прежде всего, не самого слова, но отождествления себя с ним. Они не хотят, что бы характеристика «инвалид» лишала их возможности всех остальных определений и качеств. Подтверждение этому я снова нахожу в постскриптуме Валентины Морозенной.

В одном интернет-сообществе был проведён такой опрос: Считаешь ли ты себя инвалидом? (голосовать можно только за один вариант)

Да 76 (10.11%)

Нет 81 (10.77%)

Иногда 45 (5.98%)

Мне стыдно когда на меня показывают пальцем 21 (2.79%)

Я стесняюсь выходить на улицу 18 (2.39%)

Я не могу без посторонней помощи 59 (7.85%)

Я человек 127 (16.89%)

Мне всё равно что обо мне думают 83 (11.04%)

Я люблю жизнь 121 (16.09%)

Я хочу любить и быть любимой 121 (16.09%)

В своём комментарии к опросу я ещё написала: «Да, я инвалид, но и что из этого? Это такое же определение, как и других социальных групп. Однако данное утверждение никак не отменяет других утверждений (пунктов опроса), а является лишь дополнением к: «Я не могу без посторонней помощи, Я человек, Я люблю жизнь, Я хочу любить и быть любимой», и ещё можно было бы прибавить существенный пункт: «Я хочу и стремлюсь быть нужной»!

 

Но все эти рассуждения – это, конечно, в идеале. А что же в реальности? 

 

IV. А в реальности…

…стоит, наверное, обратиться к еще одному вопросу, заявленному в рамках этого круглого стола. И этот вопрос, пожалуй, наиболее важный. Готово ли российское общество к толерантности? И сколько бы мы не обсуждали вопрос, как называть инвалидов, мой ответ пока остается однозначным – нет, не готово. Вот почему в абсолютном большинстве дискуссий, которые ведутся на форумах для людей с ограниченными возможностями здоровья, лидирует следующая точка зрения:

  • «Вопрос о названиях имеет, конечно, серьёзное философское значение. Но реальная забота об инвалидах куда важнее».
  • «Нет смысла заменять слово "инвалид" каки- то другим. В нашей стране, пока инвалидов будут прятать и не говорить о них, всегда слово будет ассоциироваться с чем-то плохим, чужим и неудачным... Пока с самого детства здоровым детям не будет говориться о том, что мы существуем, и что мы ничуть ни хуже остальных, замены слов не помогут».
  • «По мне хоть Страусом назовите, только оставьте в прошлом общественные предрассудки, дайте мне работу достойную, чтобы диплом в столе не пылился, и будет мне счастье».

И мнение самой Валентины Морозенной из ее постскриптума:

 

«Почему вообще возникает вопрос: как сказать так, чтобы не обидеть? Не потому ли, что в обществе только лишь ведутся разговоры о толерантности, а самой толерантности нет, или она в зачаточном виде, и все ещё так и остаётся лишь социологическим термином».

 

Да, наше общество не готово быть терпимым и равноправным. Зачем тогда всё это? Всё то, чем занимаюсь, в том числе, я лично. Ответ прост – чтоб приближать момент, когда общество станетготовым. Ведь, в конце концов, общество сначала не готово к абсолютному большинству идей, которые позже, где-то годы, а где-то столетия спустя, становятся нормой. Да и никто не станет отрицать, что даже за последние четыре года – от момента написания статьи «Инвалид или инакоодаренный?» до сегодняшнего круглого стола – мы сделали несколько, пусть маленьких, но все же шагов в сторону толерантности. Об этом говорят и сами инвалиды:

  • «Да, тут и рассуждать-то нечего... Как назвать, как сказать... В храмах, в магазинах и аптеках хотя бы пандусы начали устанавливать, в Департаменте здравоохранения чиновников побольше посадили, чтоб с людьми от духоты и напряжения припадки не случались».

А завершить свой доклад я хочу, на мой взгляд, очень емким и точным высказыванием. В нем отражена, с одной стороны, нынешняя ситуация, столь типичная для российского общества – это зацикленность на подражательстве внешним проявлениям, но не формировании внутренней базы. В случае с поиском удобного слова –это беспочвенное подражательство принципам политкорретности и попытка спрятать за лингвистическим фасадом пустырь на том месте, где должна быть толерантность. С другой стороны, в этом высказывании – руководство всем нам и уверенность в том, что даже первые шаги в сторону толерантности не только имеют смысл, но и ценны:

  • «Хорошо, что есть возможность выяснить такие вещи. И употребляя слова, понимать, что реакция собеседников может быть диаметрально противоположной. Пожалуй, остается не экспериментировать, а называть вещи своими именами, уж как есть – нравится это или не нравится. В конце концов, важнее общий смысл сказанного, а еще дела важнее слов».

 

* В докладе были использованы материалы:

1. Морозенная В. Инвалид или инакоодаренный? http://newlit.ru/~morozyonnaya/3702.html

2. Бабичева А. Человечество с ограниченными возможностями: заметки на полях «литературы поддержки» http://newlit.ru/~babicheva/4503.html

3. Материалы Православного форума «Доброе слово» http://www.dobroeslovo.ru/viewtopic.php?f=56&t=21055

4. Материалы форума Deafworld http://www.deafworld.ru/forum/index.php?showtopic=3749

5. Материалы первого российского интернет-портала для инвалидов Disabilityhttp://www.disability.ru/forum/index.php?id=12111

 

P.S.

В ходе работы круглого стола «Инвалидность: разность или равность?» вопрос того, как же правильно/корректно/удобно называть инвалидов, получила отклик. Обсуждались разные формулировки, высказывались разные, порой полностью противоположные, мнения. Из всего сказанного мне очень понравилась небольшая речь доцента кафедры педагогики СамГУ Ольги Ивановны Ферапонтовой. Да, инвалид – вполне конкретный термин, однако этот термин как будто заменяет саму личность: «инвалид» говорится вместо «человек». Так, может, стоит найти компромисс: «человек с инвалидностью»? И человек никуда не девается, и терминологическая точность сохранена. 


P.P.S. 

Мнения читателей этой статьи можно увидеть на Фейсбук или на сайте "Новая литература" (кнопка "Обсудить")



Источник: http://newlit.ru/~babicheva/4828.html
Категория: Наши статьи | Добавил: nastya85 (02.03.2013)
Просмотров: 3114 | Теги: Домик детства, инвалиды. как называть, люди с ограниченными возможностями | Рейтинг: 4.6/17
Всего комментариев: 0
avatar
Поддержать "Домик"
Платежи с карт
Наши подопечные
Группы в соцсетях
Погода
Яндекс.Погода
Поиск
Наш опрос
Как Вы узнали о нас?
Всего ответов: 657

Домик детства © 2019
Rambler's Top100